Покупка и заказ картин ! Для абсолютного счастья ! Думайте !) Шоб вы так жили, как я вас жду !)))
Понедельник, 16 Мая 2022, 21:01
Приветствую Вас Гость | RSS
УЖЕ ЕДЕМ !!! ГДЕ ВЫХОДИМ ???
Тогда пристегнись ! ) Моя авторская живопись, графика, акварель, видео о моем искусстве и не только ! ) После просмотра регистрируйся, добавь в избранное, подпишись на обновление, коментируй, участвуй ) Шо б я уже знал и твое мнение )
Главная
Регистрация
Вход
Необходима авторизация чтобы подписаться на обновления! Моя графикаШинкарчук ~ Графика ~ Yραφικος ~ Yραφω 2014От Рождества до ПасхиЩе та кварельСакура под снегомАкварели те ещёАкварель з метеликамиОсягаючи вiчнеИсаак БабельСергей ЕсенинМария ПримаченкоДыхание моеУ времени в пленуМаксим РыльскийЖивое искусство каждый Божий деньДо Рiздва ХристовогоErik Clapton. Блюз 2012
ПОДПИСКА+ИЗБРАННОЕ
10 самых лучших фильмов про художников ! «Фрида» (2002) «Модильяни» (2004) «Поллок» (2000) «Девушка с жемчужной сережкой» (2003) «Винсент и Тео» (1990) «Я соблазнила Энди Уорхола» (2006) «Баския» (1996) «Серафина из Санлиса» (2008) «Моя левая нога» (1989) «Ахиллес и черепаха» (2008)

«Винсент и Тео» (1990)

Историческая перспектива внешней политики России ~ Сергей Лавров ~ Министр иностранных дел Российской Федерации (俄羅斯外交政策的歷史視角, A historical perspective of Russia's foreign policy)

...

Поделись со СВОИМИ
Читать в Яндекс.Ленте Нравится

Переводчик52языка!

Новое

ТЕГИ ~ МЕТКИ

ARTISTS


Шукай счастя

Block title

MediaMetrics

НИЖНЯЯ СТРОКА

Меню фильдиперс !)

Продажа и заказ картин
НАША ~ РIДНЕСЕНЬКА
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВ ~ Anatoly Shinkarchuk ~ Февраль 2013
Культурный центр Украины в Москве ~ Anatoly Shinkarchuk ~ Апрель 2013
Бiографiя
Блог ~ "НАШ В ДОСКУ"
СТАТТІ ~ МИСТЕЦТВО
Вiд України до Японiї
Ангели ~ З'ЯВИЛИСЯ
Одесса~Выставка~Интервью
Карпати мої
Квiтка Цiсик
Мой Фредди Меркьюри
Людмила Сенчина Акация
Довженко "Земля" Яблоки
Купила мама коника
Почаев i я
Строенцi ще тi
Памяти Греку Быки
С Моне и Ван Гогом
Гоголю Великому посвящаю!
Тарас Шевченко Кобзарь
ТАЄМНІ СФЕРИ ДУШI !
С Леонардом Коэном Счастье !
Крис Ри Пристанище!
Крис Ри And you my love
Звереву посвящаю!
Прощание зимы!
Пинк Флойд "ДЕНЬГИ"
Устим Кармалюк
Карлос Сантана
Монастырь САХАРНА
Одесса ~ "МАМА"
Битлам мои Рассветы!
Тарковскому посвящаю!
Адажио Альбинони "Лодки"
Джо Кокер "Unchain My Heart"
Джо Кокер Днестр
Нико Пиросмани
Параджанов Дземброня
Загнiткiв рiднесенький!
Рашков Махно
Эмир Кустурица
Горан Брегович
Акварели фильдиперсовые!
ТИХО ВИЛИ СОБАКИ
МАМА
ТАТО
ПРАВОСЛАВИЕ СВЯТОЕ
ЯПОНСКОЕ
Акиро Курасава ДОЖДИ
Акварели ТЕ ЕЩЁ
Сакура под снегом
Мамонов КРОЛИКИ
Михай Волонтир
Лучано Паваротти
Акварель з метеликами
ОСЯГАЮЧИ ВIЧНЕ (акварель)
Исаак Бабель (акварель)
Nelly Shklover ~ VIDEO
Сергей Есенин (акварель)
ВИДЕО-ПОДАРКИ ДРУЗЕЙ
Марiя Примаченко (акварель)
Дыхание мое (акварель)
Новые ВИДЕО 2011
Ван Вей
Максим Рыльский
Живе МИСТЕЦТВО
Оксамитова осiнь 2011 (вiдео)
Скрипка ~ Брегович
До Рiздва Христового
Майже Маркiсi (вiдео)
Полёт Дракона 2012 (видео)
Эрик Клэптон
Slabko Ludmila VIDEO
Lyudmila Vasylyuk VIDEO
Фрагменты и мысли
Мои фотографии
Видео МИР 9000
Онлайн игры 297
Тесты
Гостевая книга
ФОРУМ
Посилання ~ НАШI !)
Зворотній зв'язок, якщо то...
ТЕЛЕКАНАЛЫ
Первых 10 лет тяжело будет, потом привыкнешь ~ Фрагменты ~ Живопись


 


АРТ
НАДО ИСКАТЬ В ИСKУССТВЕ НЕ НОВОЕ, А ВЕЧНОЕ. ЕСЛИ БРЮКИ И ПИДЖАК НАДЕТЬ НАОБОРОТ - ЭТО БYДЕТ НОВО, НО ГЛYПО... ДОНАТАС БАНИОНИС

Facebook
Shinkarchuk ART


Twitter

Главная » Статьи » Україна ненька

Солженицын об Украине и украинцах
Солженицын об Украине и украинцах


 

solzhenicyn
С самого начала нынешнего кризиса стали появляться подборки цитат из произведений А.И.Солженицына, так или иначе затрагивающие тему русско-украинских отношений. Как водится в подобных случаях, цитаты подбираются в высшей степени произвольно; ирония ситуации в том, что Солженицын - как раз тот автор, которого никак нельзя упрекнуть в тенденциозном отношении к Украине и её народу (как бы некоторым ни хотелось доказать обратное), и именно поэтому каждый может выбрать из сочинений разных лет те куски, что ему нужны, а потом использовать их не по назначению.
 
Ниже я попытаюсь проследить динамику отношения А.И. к этой болезненной, а в последнее время обострившейся до непристойности теме, иллюстрируя этот краткий обзор цитатами, приводимыми в хронологической последовательности, по возможности избегая навязывания автору собственного отношения к предмету, чем, увы, грешат едва ли не все подобные опыты. Секрета из этого отношения я делать не собираюсь, но всякий раз, сопоставляя подход Солженицына с собственным видением проблемы, буду строго отделять одно от другого - в том числе, графически: цитаты выделены курсивом, слова, выделенные автором, подчёркнуты, полужирным шрифтом обозначены ключевые фразы.
 
"Архипелаг ГУЛаг" (1967)
Впервые тема украинского национализма всплывает у Солженицына в главе второй пятой части "Архипелага" - "Каторга". Эта и несколько следующих глав - наиболее, я бы сказал, спорны - не с фактической точки зрения, а в плане моральных оценок. Будучи написаны во многом на основе личного опыта, они сильнее, нежели что-либо иное, написанное Солженицыным, обнажают психологическую пропасть между послевоенным лагерником, для которого "бандеровцы" и "лесные братья" - товарищи по несчастью, и теми, для кого те и другие - не просто смертельные враги, а выродки, не внушающие ничего, кроме гадливости. Но, чем ходить вокруг да около, обратимся непосредственно к тексту:
 
Всех нас везут в одни и те же лагеря (узнаем у нарядчика - в Степной лагерь). Я всматриваюсь в тех, с кем свела судьба, и стараюсь вдуматься в них.
Особенно прилегают к моей душе эстонцы и литовцы. Хотя я сижу с ними на равных правах, мне так стыдно перед ними, будто посадил их я. Неиспорченные, работящие, верные слову, недерзкие - за что и они втянуты на перемол под те же проклятые лопасти? Никого не трогали, жили тихо, устроенно и нравственнее нас - и вот виноваты в том, что хочется нам кушать, виноваты в том, что живут у нас под локтем и отгораживают от нас море. "Стыдно быть русским!" - воскликнул Герцен, когда мы душили Польшу. Вдвое стыдней мне сейчас перед этими незабиячливыми беззащитными народами. К латышам у меня отношение сложнее. Тут - рок какой-то. Ведь они это сами сеяли.
 
В последней фразе - характерное для раннего Солженицына стремление "свести дебет с кредитом": явственный намёк на революционных "латышских стрелков" призван обосновать дифференцированное отношение к прибалтам. Но, если уж на то пошло, вот отрывок из не менее выстраданной книги - воспоминаний о Варшавском гетто Владислава Шпильмана, легших в основу знаменитого фильма "Пианист":
 
"Всё становилось только хуже, особенно когда в дело включились литовцы и украинцы. Эти были столь же продажны, как еврейские полицаи, но на иной манер. Они брали взятки, а после этого сразу убивали тех, от кого поучили деньги. Убивали в охотку: ради спорта или удобства в "работе", для тренировки в стрельбе или просто ради развлечения. Убивали детей на глазах у матерей и забавлялись, видя их отчаяние. Стреляли людям в живот, чтобы наблюдать за их мучениями, или выстраивали своих жертв в шеренгу и, отойдя на некоторое расстояние, бросали в них гранаты, чтобы проверить, кто точнее кидает. Во время каждой войны на поверхность всплывают определённые национальные группы. Слишком трусливые, чтобы бороться в открытую, и слишком ничтожные, чтобы играть какую бы то ни было самостоятельную роль, - зато достаточно растленные, чтобы сделаться платными палачами при одной из воюющих держав. В этой войне такую роль взяли на себя украинские и литовские фашисты" (В.Шпильман, Варшавские дневники 1939-1945, Москва-Иерусалим, Изд-во "Мосты культуры", 2003, стр. 84).
 
От себя добавлю, что практически все полицейские функции в Варшаве (и не только) в течение немецкой оккупации выполняли литовские и, особенно, украинские части. Польская, как, естественно, и еврейская, полиция играла лишь вспомогательную роль. Но вернёмся к Солженицыну:
 
А украинцы? Мы давно не говорим - "украинские националисты", мы говорим только "бендеровцы", и это слово стало у нас настолько ругательным, что никто и не думает разбираться в сути. (Еще говорим - "бандиты" по тому усвоенному нами правилу, что все в мире, кто убивает за нас - "партизаны", а все, кто убивает нас - "бандиты", начиная с тамбовских крестьян 1921 года). А суть та, что хотя когда-то, в Киевский период, мы составляли единый народ, но с тех пор его разорвало, и веками шли врозь и вкось наши жизни, привычки, языки. Так называемое "воссоединение" было очень трудной, хотя может быть и искренней чьей-то попыткой вернуться к прежнему братству. Но плохо потратили мы три века с тех пор. Не было в России таких деятелей, кто б задумался, как свести дородна украинцев и русских, как сгладить рубец между ними. (А если б не было рубца, так не стали бы весной 1917 года образовываться украинские комитеты и Рада потом)... ...Едва только пали немцы перед Антантой (что не могло иметь влияния на принципы нашего отношения к Украине!), за ними пал и гетман, а наших силёнок оказалось побольше, чем у Петлюры (вот еще ругательство: "петлюровцы". А это были украинские горожане и крестьяне, которые хотели устроиться жить без нас) - мы сейчас же перешли признанную нами границу и навязали единокровным братьям свою власть. Правда, еще 15-20 лет потом мы усиленно и даже с нажимом играли на украинской мове и внушали братьям, что они совершенно независимы и могут от нас отделиться, когда угодно. Но как только они захотели это сделать в конце войны, мы объявили их "бендеровцами", стали ловить, пытать, казнить и отправлять в лагеря. (А "бендеровцы", как и "петлюровцы", это всё те же украинцы, которые не хотят чужой власти. Узнав, что Гитлер не несёт им обещанной свободы, они и против Гитлера воевали всю войну, но мы об этом молчим, это так же невыгодно нам, как Варшавское восстание 1944 г.)
 
Я, честно говоря, не знаю у Солженицына другого текста, котоый был бы настолько "мимо нот". Не мог же он, с его знанием истории (может быть, не в 45-м, но уж в 67-м уж наверняка!), чтобы забыть чтó такое петлюровцы (в следующем абзаце и Булгаков получил по мозгам за недостаток почтения - уж не знаю, к петлюровцам ли, или к гетману Скоропадскому). А бандеровцы, "...украинские горожане и крестьяне, которые хотели устроиться жить без нас" - это, конечно, правда - вопрос только в том, что они для этого предпринимали. Процитированный выше отрывок из воспоминаний и дневниковых записей В.Шпильмана даёт лишь отдалённое представление о специфике украинской "освободительной борьбы"; украинские полицейские (вернее, эсэсовцы) - собственно, не бандеровцы, а прямые коллаборационисты. Отличить от них "настоящих" ОУНовцев на первом этапе Войны было затруднительно, но с момента вторжения немцев на территорию восточных воеводств Польши, незадолго до того аннексированных Советским Союзом и присобаченных к Советской Украине, и провозглашения компанией Бандеры и Стецько "союзного победоносной Германии свободного украинского государства" немцы решили, что холопы слишком много осебе возомнили, и дали им по мозгам. Те ушли в подполье, что не мешало им время от времени объединять усилия с бывшими хозяевами - к примеру для истребления евреев, поляков, армян и советских - тоже, между прочим, украинских - партизан. Сотни тысяч вырезанных - в буквальном смысле слова, чтобы не расходовать патронов - зарезанных, распиленных заживо, сожжённых, растерзанных - вот что значило для неукраинского (и, разумеется, ненемецкого) населения Галиции и Волыни "украинское освободительное движение". Не в упрёк будь сказано Александру Исаевичу, но сравнивать этих крыс с героями Варшавского восстания - кощунственно.
Читаем дальше:
 
Почему нас так раздражает украинский национализм, желание наших братьев говорить и детей воспитывать, и вывески писать на своей мове? Даже Михаил Булгаков (в "Белой гвардии") поддался здесь неверному чувству. Раз уж мы не слились до конца, раз уж мы разные в чем-то (довольно того, что это ощущают они, меньшие!) - очень горько! но раз уж это так? раз упущено время и больше всего упущено в 30-е и 40-е годы, обострено-то больше всего не при царе, а после царя! - почему нас так раздражает их желание отделиться? Нам жалко одесских пляжей? черкасских фруктов?
 
Парадокс, но этот, исполненный неумеренного, на мой взгляд, сочувствия к невинным пейзанам, пассаж ставился Солженицыну в упрёк - за эпитет "меньшие", хотя надо быть полным... пейзанином, чтобы "не понять", что здесь имеется в виду численность, а не место в табели о рангах. Удивительно, что, помянув "одесские пляжи" и "черкасские фрукты", Александр Исаевич забыл о Киеве. Он вспомнит о нём - тридцатью годами позже...
 
Мне больно писать об этом: украинское и русское соединяются у меня и в крови, и в сердце и в мыслях. Но большой опыт дружественного общения с украинцами в лагерях открыл мне, как у них наболело. Нашему поколению не избежать заплатить за ошибки старших. Топнуть ногой и крикнуть "моё!" - самый простой путь. Неизмеримо трудней произнести: "кто хочет жить - живите!" Нельзя и в конце ХХ века
жить в том воображаемом мире, в котором голову сломил наш последний недалекий император. Как ни удивительно, но не сбылись предсказания Передового Учения, что национализм увядает. В век атома и кибернетики он почему-то расцвёл. И подходит время нам, нравится или не нравится, - платить по всем векселям о самоопределении, о независимости - самим платить, а не ждать, что будут нас жечь на кострах, в реках топить и обезглавливать. (Стало быть, возможно и такое? Не столь уж безобидны малые сии? Д.Б.) Великая ли мы нация, мы должны доказать не огромностью территории, не числом подопечных народов, - но величием поступков. И глубиною вспашки того, что нам останется за вычетом земель, которые жить с нами не захотят.
С Украиной будет чрезвычайно больно. Но надо знать их общий накал сейчас. Раз не уладилось за века - значит, выпало проявить благоразумие нам. Мы обязаны отдать решение им самим - федералистам или сепаратистам, кто из них кого убедит. Не уступить - безумие и жестокость. И чем мягче, чем терпимее, чем разъяснительнее мы будем сейчас, тем больше надежды восстановить единство в будущем. Пусть поживут, попробуют. Они быстро ощутят, что не все проблемы решаются отделением.
 
И - в конце главы - примечание:
 
Из-за того, что в разных областях Украины - разное соотношение тех, кто считает себя русским и кто - украинцем, и кто - никем не считает (sic!, Д.Б.), - тут будет много сложностей. Может быть, по каждой области понадобится свой плебисцит и потом льготное и бережное отношение ко всем, желающим переехать. Не вся Украина в её сегодняшних формальных советских границах есть действительно Украина. Какие-то левобережные области безусловно тяготеют к России.
 
Я сознательно процитировал этот длинный отрывок практически без купюр. Не знаю другого текста, который до такой степени поражал бы сочетанием практической прозорливости (это нам сейчас всё кажется очевидным - а кто ещё из "наших мудрецов" задумывался о плебисцитах - в середине 60-х?!!) с простодушием на грани фантастики. Не желая уподобляться армии скорбно сочувствующих, с их джентльменским набором из одобрения (более или менее сдержанного) "Ивана Денисовича" и "Матрёнина двора", сетований на "мессианство" и учительный тон, брюзжания по поводу "неправильных" политических взглядов и поджатых губ по поводу того, что представляется им "антисемитизмом Солженицына", рискну, тем не менее, предположить, что в данном случае его подвела одна его романтическая установка. Говоря "романтическая", я не оговорился, потому как поэтизация (не пресловутая "идеализация", а именно замешанная на сочувствии поэтизация) крестьянства - истинный романтизм в изначальном смысле слова. Чтобы убедиться в этом, достаточно перечитать разбросанные по разным главам и оттого опущенные здесь описания украинских рождественских и иных православных обрядов, сохранившихся под "невыносимым польским гнётом" - в отличие от аналогичных великорусских обычаев, вытравленных из народного быта калёным железом. И - невольное облагораживание жертвы, чем бы её судьба ни была обусловлена - родовая черта русской освободительной мысли - той самой, чьим беспристрастным и, как правило, весьма проницательным судьёй был Александр Исаевич.   
 
 solzhenicyn_1
 
 
"Пасхальное обращение к канадским украинцам" (03.05.1975)
Эта краткая речь важна для нас, главным образом, благодаря упоминанию голода на Украине в 1932-3 гг., в дальнейшем, как известно, превратившегося в предмет бесконечных и лишённых всякой логики дискуссий, не говоря уже об использовании его в политических играх. Как мы увидим, ни малейшего намёка на появившуюся позже горечь в этом выступлении Солженицына ещё нет.
 
Дорогие мои братья, канадские украинцы! Христос Воскресе! Привелось так, что я попал сюда на нашу с вами Страстную неделю и Светлое Воскресенье и могу обратиться к вам по канадскому радио в этот общий для нас великий день.
Я сказал — дорогие братья, здесь несколько смыслов: как все христиане мы братья, и ещё особенно как православные. Но, кроме того, во мне большая доля украинской крови, моя мать была почти полная украинка. Мой дед по матери — единственный мужчина в семье за смертью моего отца — был украинец, погиб в ГПУ. Его живая речь и жизненные наставления на украинском языке до сих пор живы в моих ушах. Я сам не говорю бегло на украинском, но понимаю всё.
Поэтому об украинской судьбе я не думаю как о посторонней, но как о собственной своей, — я никогда не забывал никаких страданий украинского народа, особенно страшный великий голод его, унесший 6 миллионов жизней.
Об этом голоде писал американский корреспондент Томас Уокер, но западные газеты от-вергли его корреспонденции. Я недавно напомнил французской прессе о бесчувственности Европы к страданиям украинского народа.
Со многими украинцами из Галиции я сидел в каторжных лагерях и тем более сроднился с ними. Много моих друзей осталось там, на Западной Украине. Обо всём этом будет скоро в третьем томе «Архипелага ГУЛага»; жаль, что его ещё не читают по-украински, надо переводить.
В наше страшное время, когда Запад потерял мужество, и разум, и трезвость, ослабел духом, отдаёт коммунизму и атеизму на погибель страну за страной, — будем крепиться в нашем горьком опыте, и в нашей христианской вере, будем поддерживать друг друга, этого ждут наши народы и весь мир.
Храни вас Бог на чужбине, пошли Он всем нам силы и веру.
 
Это выступление – последнее подобного рода. В дальнейшем во всех статьях и речах Солженицына, где так или иначе затрагивается украинский вопрос, всё сильнее и отчётливее звучит горечь от осознания того, теперь уже очевидного факта, что солженицынская планида и здесь осталась себе верна: не в первый – и далеко не в последний – раз пришлось ему убедиться, что те, кого он считал союзниками в борьбе против общего идеологического врага, рассматривали как врага отнюдь не коммунизм, а ту самую историческую Россию и её народ, за которых он, по слову Спасителя, "положил душу", а его самого – как орудие в борьбе именно против этого врага. Первый подобный пример – письменное обращение к конференции по русско-украинским отношениям в Торонто в 1981 (привожу с небольшими купюрами):
 
Многоуважаемые господа!
Сердечно благодарю вас за приглашение на конференцию. К сожалению, уже многие годы интенсивность моей работы не позволяет мне выезжать и принимать участие в общественных мероприятиях.
Но ваше приглашение даёт мне повод и право высказать некоторые соображения письменно.
Я совершенно согласен, что русско-украинский вопрос - из важнейших современных вопросов, и во всяком случае решительно важен для наших народов. Но я считаю губительным тот накал страстей, ту температуру, которая вокруг него вздувается.
В сталинских лагерях мои русские друзья и я всегда были заедино с украинцами, и мы стояли одной стеной против коммунизма, и между нами не возникало упрёков и обвинений. А в последние годы созданный мною Русский Общественный Фонд широко помогает зэкам украинцам или литовцам, никак не меньше, чем русским, - да не знает он национальных различий, но только жертвы коммунизма...
...…И обидно, что этот спор быстро теряет всякую нравственную высоту, всякую мыслимую глубину, все исторические объёмы, а сводится только к лезвию: сепаратизм или федерация (как будто по ту сторону этой струны уже не будет ни одной проблемы). Может быть, и от меня хотят услышать только этот единственный ответ? Я неоднократно высказывался и могу повторить, что никто никого не может держать при себе силой, ни от какой из спорящих сторон не может быть применено насилие ни к другой стороне, ни к своей собственной, ни к народу в целом, ни к любому малому меньшинству, включённому в него, - ибо в каждом меньшинстве оказывается своё меньшинство. И желание группы в 50 человек должно быть также выслушано и уважено, как желание 50 миллионов. Во всех случаях должно быть узнано и осуществлено местное мнение. А поэтому и все вопросы по-настоящему могут быть решены лишь местным населением, а не в дальних эмигрантских спорах при деформированных ощущениях.
 
Эта здешняя искажённая атмосфера, увы, уже известна. Но приведу характерный пример. Год назад в американском журнале "Foreign Affairs" я напечатал статью, всё содержание и смысл которой был: упасти Запад от того, чтобы величайшее интернациональное и уже полуторавековое (если не двухвековое, от якобинцев) зло коммунизма успокоительно понимать как русское национальное явление. Я подчёркивал, что все народы, захваченные коммунизмом в любое десятилетие и в любой части планеты, являются (и могут стать) жертвами его. Казалось бы, в наше время, когда коммунизм уже гнойно роится на четырёх континентах и захватил полмира, среди каждого народа найдя себе и добровольных слуг, – такое ложное предубеждение не могло бы держаться, и особенно у людей и наций, близко коснувшихся коммунизма. Но, к изумлению моему, некоторая часть украинской общественности в Соединённых Штатах реагировала на мою статью (не содержавшую ни слова худого об Украине) – бурно враждебно и совершенно парадоксально. Укажу, например, статью Л. Добрянского, помещённую в "Congressional Record" (июнь 1980), затем брошюру "Порабощённые нации в 1980", изданную американским комитетом Украинского Конгресса. За то одно моё утверждение, что русский народ, как и все остальные, порабощён коммунизмом (и никаких претензий на особенные в чём-нибудь права русского народа), – только за это я был осыпан вереницей обвинений в "воинствующем национализме", "русском шовинизме" и даже подведен под "коммунистического квислинга". Статья Добрянского переполнена исступлённой, навязчиво-повторительной ненавистью к русским, предлагает понимать Россию по Марксу, а нынешний коммунизм называет мифическим! Так же и брошюра использует о России ходячую ленинскую формулу. Авторы брошюры и сегодня настаивают, что, например, континентальный Китай и Тибет захвачены русскими и русский народ является всеобщим в мире поработителем (очевидно сам от того процветая?)…
 
...Мне особенно больно от такой яростной нетерпимости обсуждения русско-украинского вопроса (губительной для обеих наций и полезной только для их врагов), что сам я – смешанного русско-украинского происхождения, и вырос в совместном влиянии этих обеих культур, и никогда не видел и не вижу антагонизма между ними. Мне не раз приходилось и писать и публично говорить об Украине и её народе, о трагедии украинского голода, у меня немало старых друзей на Украине, я всегда знал страдания русские и страдания украинские в едином ряду подкоммунистических страданий. В моём сердечном ощущении нет места для русско-украинского конфликта, и, если, упаси нас Бог, дошло бы до края, могу сказать: никогда, ни при каких обстоятельствах, ни сам я не пойду, ни сыновей своих не пущу на русско-украинскую стычку, – как бы ни тянули нас к ней безумные головы.
Но в толще населения, ежедневно страдающего от коммунизма, нет взаимной нетерпимости, все вопросы видятся и глубже, и ответственней. И наши взаимные проблемы XX века не решаются единственно тем, что когда-то одна наша ветвь подпала под господство татарское, а другая под польское, или выяснением, кто же был Илья Муромец на службе в Киеве – русский или украинец. Русско-украинский диалог не может идти лишь по одной линии различий и разрывов, но и – по линии трудно отрицаемой общности. Из страданий и национальных болей наших народов (всех народов Восточной Европы) надо уметь извлечь не опыт раздора, но опыт единства. Шесть лет назад я уже попытался выразить это в обращении к страсбургской конференции народов, порабощённых коммунизмом, я прилагаю сейчас его дополнением и прошу вас также огласить на вашей конференции.
Вот – всё, что я мог бы сказать в предлагаемой вами дискуссии.
Это письмо я считаю открытым.
С самыми добрыми пожеланиями
А. Солженицын
 
Комментировать здесь нечего – текст говорит сам за себя. Конфликт – односторонний, но оттого не менее острый – обозначен, вещи названы своими именами, но выводы ещё не сделаны. Новый виток взаимоотношений Солженицына с украинскими националистами связан с публикацией знаменитого манифеста "Как нам обустроить Россию".
Мало какой из текстов Солженицына, написанных ранее, вызывал такой поток грязи, как «Обустройство». Если его и прежде считали чужим многие из тех, кого он, в силу природной доброты (да, я не оговорился) и странной в человеке его опыта доверчивости, полагал союзниками, если и не прощали ему ни консерватизма, ни православной веры, ни стремления к справедливой оценке тягот – к примеру, деревенских стариков, доживавших свой и без того нелёгкий век на колхозную «пенсию», в сравнении с невыносимыми, с точки зрения , условно говоря, сахаровского крыла правозащитников страданиями «отказников», то теперь отчуждённость плавно и логично переросла в ненависть, вполне сопоставимую по накалу с теми чувствами, что испытывали и испытывают по его адресу верные ленинцы и ветераны НКВД. Отношение Солженицына к украинскому вопросу окончательно закрепило за ним ярлык «империалиста», повторяемый, большей частью, теми, кто не удосужился прочесть самого его «империалистического» текста. Непоздно этот пробел восполнить. Итак
 
"Как нам обустроить Россию" (1990)
…Да народ наш и разделялся на три ветви лишь по грозной беде монгольского нашествия да польской колонизации. Это все – придуманная невдавне фальшь, что чуть не с IX века существовал особый украинский народ с особым не-русским языком. (В этом заявлении, видимо, проявился тщательно скрываемый великорусский шовинизм: в самом деле, как можно отказывать украинцам в истории, уходящей в такую древность, когда ни одного из нынешних славянских языков и в помине не было? Д.Б.) Мы все вместе истекли из драгоценного Киева, "откуду русская земля стала есть", по летописи Нестора, откуда и засветило нам христианство. Одни и те же князья правили нами: Ярослав Мудрый разделял между сыновьями Киев, Новгород и всё протяжение от Чернигова до Рязани, Мурома и Белоозера; Владимир Мономах был одновременно и киевский князь и ростово-суздальский; и такое же единство в служении митрополитов. Народ Киевской Руси и создал Московское государство. В Литве и Польше белорусы и малороссы сознавали себя русскими и боролись против ополяченья и окатоличенья. Возврат этих земель в Россию был всеми тогда осознаваем как воссоединение.
 
Да, больно и позорно вспомнить указы времен Александра II (1863, 1876) о запрете украинского языка в публицистике, а затем и в литературе, – но это не продержалось долго, и это было из тех умопомрачных окостенений и в управительной, и в церковной политике, которые подготовляли падение российского государственного строя.
 
Однако и суетно-социалистическая Рада 1917 года составилась соглашением политиков, а не была народно избрана. И когда, переступив от федерации, объявила выход Украины из России – она не опрашивала всенародного мнения. (Вспомним из «Архипелага»: «…если б не было рубца, так не стали бы весной 1917 года образовываться украинские комитеты и Рада потом», Д.Б.) Мне уже пришлось отвечать эмигрантским украинским националистам, которые втверживают Америке, что "коммунизм – это миф, весь мир хотят захватить не коммунисты, а русские" (и вот –"русские" уже захватили Китай и Тибет, так и стоит уже 30 лет в законе американского Сената). Коммунизм - это такой миф, который и русские, и украинцы испытали на своей шее в застенках ЧК с 1918 года. Такой миф, что выгреб в Поволжьи даже семенное зерно, и отдал 29 русских губерний засухе и вымирательному голоду 1921-22 года. И тот же самый миф предательски затолкал Украину в такой же беспощадный голод 1932-33. И вместе перенеся от коммунистов общую кнуто-расстрельную коллективизацию, – неужели мы этими кровными страданиями не соединены?..
 
…Еще бы нам не разделить боль за смертные муки Украины в советское время. Но откуда этот замах: по живому отрубить Украину (и ту, где сроду старой Украины не было, как "Дикое Поле" кочевников – Новороссия, или Крым, Донбасс и чуть не до Каспийского моря). И если "самоопределение нации" – так нация и должна свою судьбу определять сама. Без всенародного голосования - этого не решить.
 
Сегодня отделять Украину – значит резать через миллионы семей и людей: какая перемесь населения; целые области с русским перевесом; сколько людей, затрудняющихся выбрать себе национальность из двух; сколькие – смешанного происхождения; сколько смешанных браков – да их никто "смешанными" до сих пор не считал. В толще основного населения нет в тени нетерпимости между украинцами и русскими.
 
Братья! Не надо этого жестокого раздела! – это помрачение коммунистических лет. Мы вместе перестрадали советское время, вместе попали в этот котлован – вместе и выберемся. И за два века – какое множество выдающихся имен на пересечении наших двух культур. Как формулировал М. П. Драгоманов: "Неразделимо, но и не смесимо." С дружелюбием и радостью должен быть распахнут путь украинской и белорусской культуре не только на территории Украины в Белоруссии, но и Великороссии. Никакой насильственной русификации (но и никакой насильственной украинизации, как с конца 20-х годов), ничем не стесненное развитие параллельных культур, в школьные классы на обоих языках, по выбору родителей.
 
Конечно, если б украинский народ действительно пожелал отделиться – никто не посмеет удерживать его силой. Но – разнообразна эта обширность, и только местное население может решать судьбу своей местности, своей области, – а каждое новообразуемое при том национальное меньшинство в этой местности – должно встретить такое же ненасилие к себе.
 
Здесь, помимо тех мотивов, что мы уже слышали, звучит новый, ставший в дальнейшем доминирующей нотой: тревога за судьбы конкретных людей, а не националистических абстракций. В размышлениях об Украине и украинцах в «Архипелаге» эта тема уже была намечена, но, поскольку о реализации любых соображений такого рода в середине 60-х можно было лишь мечтать, развития она тогда не получила. Как я уже писал, сам факт размышлений о будущем народоустройстве за четверть века до распада Советского Союза говорит о феноменальной прозорливости Солженицына, которой упорно не хотят замечать его оппоненты, не говоря уже о врагах (такая категория как «уважение к врагу» в наше время звучит столь же, если не более, нелепо, как обращение «сударь» или изъявление «совершенного почтения» в конце письма). Та же прозорливость позволила ему накануне распада обозначить если не все, то многие из тех проблем, о которых никто тогда не давал себе труда задуматься. Один из наиболее существенных – по крайней мере, для меня – моментов – примат интересов и мнений низовых инстанций над «верхними этажами», то, что сам А.И. называл «демократией снизу», исключающей навязывание воли номинального большинства «меньшинству», составляющему львиную долю населения на своей территории, и трезвое отношение к внутрисоюзным границам, статус которых при «разводе» должен был быть приравнен к областным.

solzhenicyn_2008
 
 
После "Обустройства" Солженицын окончательно стал персоной нон-грата для правящих кругов Запада; если он и прежде имел репутацию старомодного русского националиста, но по инерции проходил по ведомству "полезных идиотов", то теперь его стали воспринимать как врага, причём врага потенциально более опасного, нежели коммунизм. Доказательств тому масса, но сейчас речь о другом. Читая написанное Солженицыным на определённую тему (в нашем случае, украинскую) в хронологической последовательности, убеждаешься в том, что его пресловутая "косность" и "неспособность к изменениям" - не более, чем миф. Переломный, в этом смысле, текст - "Россия в обвале" (1998), но, прежде чем перейти к нему, приведу выдержки из выступления А.И. накануне референдума по вопросу о независимости Украины (1991) и инервью, взятого вскоре после него (1992).
 
Из Обращения (к референдуму на Украине) (07.10.1991)
...Наш общий горький советский опыт достаточно нас убедил, что никаким государственным смыслом нельзя оправдывать насилие над людьми. Всем должна .быть обеспечена нестесненная спокойная жизнь.
Прекрасно, что назначен референдум на территории бывшей УССР. Но только если он будет проведен вполне справедливо. И я призываю всех, от кого это зависит и кто может повлиять:
- чтобы вопрос в 6юллетене стоял совершенно отчетливо (не как в прошлом мартовском в СССР), давая голосующему истинную свободу выбора, без смутной исказительности;
- чтобы по мировым нормам не было ни давления на голосующих, ни фальсификаций, а по возможности — наблюдение нейтральных комиссий.
И - чтобы результат референдума учитывался отдельно по каждой области: каждая область сама должна решить, куда она прилегает.
Разные области имеют совсем разное историческое происхождение, непохожий состав населения, и не может судьба жителей области решаться перевесом среднего арифметического по обширной 50-миллионной республике. Те, кто во Львове и Киеве наконец-то валят памятники Ленину — почему же поклоняются, как священным, фальшивым ленинским границам, на кровавой заре советской власти во многих местах прочерченным лишь для того, чтобы купить стабильность коммунистическому режиму? При решимости Украины полностью отделиться, на что ее право несомненно, такой валовой подсчет голосов в этих границах может оказаться непоправимым для судьбы многих миллионов русского населения. И создадутся напряженные зоны на будущее.
Обеспечьте неискаженное вольное голосование — и все подчинятся ему. Дайте истинную свободу всем выбрать — и тогда, каков бы ни был результат, это будет уважаемое самоопределение, и мы тепло поздравим Украину с возобновлением ее государственного и культурного пути.
Соседями нам быть — всегда. Будем же соседями добрыми.
 
Было бы, разумеется, пределом наива - всерьёз ожидать, что сатрап, внезапно оставшийся без хозяина, проявит, вместо хватательного инстинкта, мудрость и великодушие. Одного взгляда на исполненное "самоограничения и раскаяния" лицо заведующиего отделом агитации и пропаганды Черновицкого обкома КПУ (1967), заведующего отделом агитации и пропаганды ЦК КПУ (1988), заведующего идеологическим отделом, секретарём ЦК КПУ (1990), и прочая, и прочая Л.М.Кравчука должно было оказаться достаточно для понимания перспектив того пути выползания из-под обломков коммунизма, к которому призывал Солженицын. Тем не менее, я не считаю его позицию наивной, как не считаю её и проявлением характерного для оппозиционеров всех мастей "комплекса Кассандры", когда заведомо нереальные призывы делаются лишь затем, чтобы пост-фактум процедить: "Я же предупреждал!" Точность прогноза пагубных последствий жадности для самой Украины даёт робкую надежду на извлечение уроков - хотя бы и запоздалое; думаю, что на это надеялся и А.И. Кроме того, он всегда исходил из того принципа, что необходимо использовать малейший шанс на своевременное проявление здравомыслия властей предержащих - этим, в частности, продиктовано "Письмо вождям Советского Союза" (1973).
 
Из интервью компании "Останкино" (28.04.1992)
...Наше нынешнее СНГ, конечно, не долговечно. Среднеазиатские республики и Азербайджан уже сейчас активно уходят в мусульманский мир. Мы это видим: прямые связи, новые нефтепроводы, взаимное объединение — и дай им Бог! Пошли им счастливого пути. Их путь — к этому. Они все равно будут тяготеть к мусульманскому миру. Но только сейчас они побудут пять-десять лет с нами, они будут использовать наши ресурсы, чтобы укрепиться и стать на ноги, а потом они от нас сами уйдут. А мы за то наказаны тем, что не имеем прочной конструкции. Мы до сих пор не понимаем, в каком мире мы живем, где наша конструкция?...
 
...Провели на Украине два референдума в течение одного года, в марте провели горбачевский референдум, и вопрос был поставлен лукаво, извилисто: хотите ли вы, чтобы был Советский Союз, такой-сякой, хороший, демократия, права человека, ну все на свете блага, — или нет? Ну, конечно, проголосовали — хотим. И года не прошло — новый референдум на Украине. Перед ним я выступил, сказал, как бы сделать так, чтобы вопрос стоял чисто, честно, не так, как у Горбачева. И меня знаменитые украинские диссиденты, правда, перемежая ругательствами, хотя я очень мягко выражался, заверили: нет, у нас будет честно вопрос стоять. Прошел месяц — и мы читаем: «хотите ли вы, что бы Украина — такая-сякая, замечательная, с демократией, с правами человека, была независима, — или нет? Ну если в течение одного года одно и то же население дало вот такие два результата противоположных, то чего же стоят оба референдума?.. Обидно то, что эта злость к москалям уже на доме Булгакова выразилась по-фашистски, заливали цветной краской дом Булгакова, — с этого они начинают свою культуру? А вот читаем газету, областную газету города Ровно: «Должны ли украинцы беспокоиться о благополучии русских? Украинцам жизненно необходимо осознать, что их нездоровая терпимость к русским вредит украинскому народу. Надо, чтобы «русские братья» в кавычках повернули на свое подворье. Они услышат этот призыв тогда, когда на Украине им будут созданы невыносимые условия. Пора москалю возвращаться в свой заплесневелый дом».
 
Оба приведённых отрывка относятся последним годам изгнания. Вернувшись в 1994 году в Россию, Солженицын некоторое время не возвращался к украинской теме - по крайней мере, мне ничего относящегося к делу из написанного и сказанного им с момента возвращения и до 1998 года найти не удалось. Но в опубликованном спустя четыре года после возвращения памфлете "Россия в обвале" Солженицын предстаёт уже в новом качестве: прежнее, беззащитно-родственное отношение его к украинским диссидентам и эмигрантам сменяется трезвым пониманием того, что украинский национализм враждебен исторической России не в силу стечения обстоятельств или временного ослепления, а по сути. Понимание это неотделимо от нового, хотя и естественного для Солженицына мотива: признания непрерывности и преемственности русской истории, вне зависимости от оценки её советского периода. Эта мысль, кажущаяся нам тривиальной до такой степени, что так и хочется ей что-нибудь противопоставить, между тем, совершенно невместима едва ли не для большей части первой русской эмиграции - то есть, для тех самых людей, к которым А.И. эмоционально тяготел более всего, и к кому был ближе всего идейно. Вернувшись на родину, он воочию увидел, к чему ведёт последовательное проведение принципа "Совдепия - не Россия": пока чаемая идеальная "Россия" пребывает в мечтах (неважно, о прошлом или о будущем), реальную страну доводят до ручки - её не жалко, она - порченая. Парадокс и трагедия Солженицына в том, что именно это почерпнули из его "Архипелага" люди, как выяснилось, диаметрально противоположные ему не только по взглядам, но и по нравственным ориентирам, а те, ради кого он всю жизнь пахал как проклятый и рисковал самым дорогим, этого - ложного - родства ему не простили. Но даже в этом - предельно жёстком и болезненном для автора - тексте мы не найдём и слова ненависти, столь характерной для многих, дерзающих высказываться на эти темы (не исключая и меня, грешного).
 
"Россия в обвале" (1998)
Я убеждённый противник «панславизма»: это всегда был для России замах не по силам. Никогда я не одобрял нашего попечения о судьбе славян западных (жестокая ошибка Александра I с присоединением Польши, да и у Чехии далёкий от нас путь) или южных, где за нашу опеку и жертвы мы получали либо неблагодарность, как в Болгарии, либо встревали в необязательную для нас, но губительную войну, как из-за Сербии.
Однако не могу отнестись без пронзающей горечи к искусственному разрубу славянства восточного. Вмиг разрезаны миллионы и миллионы семейных, родственных и дружеских связей. Разруб этот произведен беспечным, небрежным махом нашей ново-демократической власти. Но — и по обречённой пассивности нынешнего русского народа; и его 12-миллионной части, живущей на Украине, и вдвое большего числа тех на Украине, кто своим родным языком в последнюю перепись (1989) заявил — русский. Легко дали себя убедить, что от разделения с Россией им станет сытней («колбасней»).
 
От самых первых шагов создания украинского государства там раздувалась — для укрепления политических рядов — мнимая военная угроза от России. Когда начала формироваться украинская армия — от офицеров при принятии присяги требовали заявить особую готовность воевать именно против России. «Угроза войны» так жаждалась ими (для укрепления слишком ещё разбродного «украинского сознания»), что достаточно было России заявить лишь о намерении продавать нефть не по дешёвке, а по мировым ценам, — с Украины грозно откликались: «Это — война!!» (Кучма, 1993: «Никакая экономика не выдержит, если нефть покупать по мировым ценам».)
 
И во все 1992–1998 годы не было ни одного раунда русско-украинских переговоров, в который украинская сторона не взяла бы верх, далеко уйдя от кравчуковских беловежских «прозрачных границ», «неразрывности русско-украинского союза» — до постоянной упорной украинской оппозиции против России и на арене СНГ, и на мировой. Российская сторона неизменно, шаг за шагом, всё далее отступала, только отступала. Постоянно (и поныне) уступала экономически, пытаясь подкупить непримиримость украинской стороны. И жертвовала, голова за головой, командующими Черноморским флотом — непреклонными адмиралами Касатоновым, Балтиным. После очередного уступчивого соглашения мы услышали (9.6.1995): «Я поздравляю Украину, Россию и весь мир!» Украину — конечно, и весь мир — несомненно, но — с чем была поздравлена Россия?.. Украина уже так явно вытесняет нас с Чёрного моря! И новейший вид «неформальных встреч» (вид дипломатии, отодвигающий нас в феодализм) ещё дальше усугубил уступки России.
 
Со многими украинскими националистами я сидел в лагере в 50-е годы и понимал так, что мы с ними в искреннем союзе против коммунизма (слова «москали» мы от них не слышали тогда). В 70-е годы в Канаде и в Соединённых Штатах, где велик массив украинской эмиграции, я наивно допытывался у них: а почему они нисколько не выступают против коммунизма, ничего не делают против него, — но так остро высказываются против России? Наивно, потому что лишь годы спустя узнал, что пресловутый американский закон 86–90 «о порабощённых нациях» был искажённо сформулирован против русских и подложен американскому Конгрессу именно украинскими националистами (конгрессмен Л.Добрянский).
 
По мере того как украинские националисты разворачивали свою идеологию, в ней брали верх самые дикие крайности трактовок и призывов. Мы узнали, что украинская нация — это «сверхнация», она настолько уходит в тысячелетние глубины веков, что украинцем был не только Владимир Святой, но даже, по видимости, и Гомер, — и в подобном духе комично переделываются школьные учебники на Украине, ибо украинский национализм, при столь явном меньшинстве этих националистов, напорно возводится в идеологию всей Украины. « Украина для украинцев» — это уж самое несомненное (хотя на Украине живут десятки народов), но и: «Киевская Русь — до Урала!» Русские отлучаются и от славянства как «монголо-финский гибрид». Созданный теперь в Одессе Институт национальной геополитики носит имя (Юрий Липа) автора книги «Раздел России», ещё в 1941 предложившего программу: «Россию можно сокрушить только в союзе Украины с Кавказом и Закавказьем». В духе этого в 1992 украинскими националистами открыто праздновался во Львове юбилей гитлеровской дивизии СС « Галиция» (и это не вызвало упрёков, возмущения от Соединённых Штатов). На их конференции, 1990: «Мы исповедуем культ силы, сила — это всё!» Для того Украинская Национальная Ассамблея (УНА) имеет свои штурмовые отряды (УНСО) и лозунг: «УНА — до влады [к власти], УНСО — до штурму!» На Конгрессе 1994: «Поддерживать региональный сепаратизм в России для развала её!»*
 
И такая антирусская позиция Украины — это как раз то, что и нужно Соединённым Штатам. Украинские власти, и при Кравчуке, и при Кучме, подыгрывают услужливо американской цели ослабить Россию. Так и дошло быстро — до «особых отношений Украины с НАТО» и до учений американского флота в Чёрном море, 1997. Поневоле вспомнишь бессмертный план Парвуса 1915 года: использовать украинский сепаратизм для успешного развала России.
 
Раздробление наше, так радующее нынешний политический мир, болезненно и затяжно скажется на всех трёх славянских народах. А сегодняшняя тактическая теплота к Украине с дальнего-дальнего Запада не окажется долговечной, но лишь — до минования надобности.
 
Увы, националисты с Западной Украины, веками оторванные от остальной Украины, пользуясь переполохом 1991 года и неуверенностью украинских лидеров, стыдливо спешивших отмыться от коммунизма примыканием к накалённому «антимоскальству», —сумели начертать и вменить всей Украине ложный исторический путь: не просто независимость, не естественное развитие государства и культуры в своём натуральном этническом объёме, — но удержать побольше, побольше территорий и населения и выглядеть «великой державой», едва ли не крупнейшей в Европе.
 
И новая Украина, денонсировав всё советское законодательное наследие, только этот один дар — фальшиво измысленные ленинские границы — приняла! (Когда Хмельницкий присоединял Украину к России, Украина составляла лишь одну пятую часть сегодняшней территории.)
 
В самостоятельном развитии — дай Бог Украине всяческого успеха. Отяжелительная ошибка её —именно в этом непомерном расширении на земли, которые никогда до Ленина Украиной не были: две донецкие области, вся южная полоса Новороссии (Мелитополь—Херсон—Одесса) и Крым. (Принятие хрущёвского подарка — по меньшей мере недобросовестно, присвоение Севастополя вопреки, не говорю, русским жертвам, но и советским юридическим документам, — государственное воровство.)
 
Стратегическая ошибка в выборе государственной задачи будет постоянной помехой здоровому развитию Украины, эта изначальная психологическая ошибка — непременно и вредоносно скажется: и в неорганичной соединенности западных областей с восточными, и в двоении ( теперь уже и троении) религиозных ветвей, и в упругой силе подавляемого русского языка, который доселе считали родным 63% населения. Сколько неэффективных, бесполезных усилий надо потратить на преодоление этих трещин.
 
Нет, не будем подражать украинским националистам ни в истерических угрозах, ни в ненависти. Не надо никак отвечать на их накалённую «антимоскальскую» пропаганду. Надо переждать её как вид душевного заболевания. Не надо с нашей стороны делать пустых угрожающих заявлений — это горячая пища для них. Их отрезвит сам ход Времени, сам многоёмкий, своенравный исторический процесс.
 
И никакие их проклятия не отвратят наших сердец от святого Киева, источника и самих великороссов, — Киева, где и сегодня неистребимо звучит русская речь, и не замолкнет.
 
В заключение - полный текст открытого письма, написанного А.И.Солженицыным и опубликованного в "Известиях" второго апреля 2008 года - ровно за четыре месяца до смерти Александра Исаевича. Тема его - протест против политических спекуляций на голоде 1932-3 гг. на Украине. Если помните, в "Пасхальном послании канадским украинцам" он сетовал на отсутствие всякого сочувствия к этой трагедии на Западе - когда, будь проявлено, оно могло спасти хоть какую-то часть жертв. Не будет большим преувеличением, если сказать, что и узнали-то западные читатели о ней лишь из солженицынских книг. И его голос - едва ли не последнее его публичное обращение - стоит томов никого не убеждающих исторических исследований.
 
"Поссорить родные народы??" (02.04.2008)
Еще с 1917 года нам, советским жителям, какие только бесстыдные, хоть и бессмысленные, лжи не досталось услышать и покорно проглотить. И что Всероссийское Учредительное Собрание было не демократической попыткой, но контрреволюционным замыслом (а потому и разогнано). Или что Октябрьский Переворот не был (блистательный маневр Троцкого!) никаким даже восстанием - а обороной от агрессивного Временного (из интеллигентнейших кадетов) правительства.
 
Но те чудовищные искажения исторических событий - ни тогда, ни после не доходили до жителей западных стран - и у них не было повода накоплять защитный иммунитет от неохватной дерзости и объемов такой лжи.
 
А Великий Голод 1921 года, от Урала, через Волгу и в глубь Европейской России, потрясший тогда нашу страну! Он скосил миллионы людей, только слово "голодомор" еще не употреблялось. Коммунистический верхушке казалось достаточно списать тот Голод на природную засуху, а жестокое ограбление крестьянского народа хлебозаготовками и вовсе не вспоминать.
 
И в 1932-33 годах, при подобном же Великом Голоде на Украине и Кубани, компартийная верхушка (где заседало немало и украинцев) обошлась таким же молчанием и сокрытием. И никто же не догадался надоумить яростных активистов ВКП(б) и Комсомола, что это идет плановое уничтожение именно украинцев. Такой провокаторский вскрик о "геноциде" стал зарождаться десятилетиями спустя - сперва потаенно, в затхлых шовинистических умах, злобно настроенных против "москалей", - а вот теперь взнесся и в государственные круги нынешней Украины, стало быть, перехлестнувшие и лихие заверты большевицкого Агитпропа?? "К парламентам всего мира!" - Да для западных ушей такая лютая подтравка пройдет легче всего, они в нашу историю никогда и не вникали, им - подай готовую басню, хоть и обезумелую.


Источник: http://buyaner.livejournal.com/148152.html
Категория: Україна ненька | Добавил: Импрессионист (27 Мая 2014) | Автор: Солженицын E W
Просмотров: 4886 | Теги: Солженицын об Украине, Солженицын, россия, Архипелаг ГУЛАГ, украина, ГУЛАГ, Киевская Русь | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Моя живопись Ангелы появившиеся на картинеОдесса. Галерея Татьяны Ладыженской, выставка, интервьюКарпати моi ви завжди зi мноюКвитка Цисык. Гордость украинского народаЛюдмила Сенчина - Белой акации гроздья душистые...Довженко - ЯблониКупила мама коника, а коник без ногиСвято-Успенская Почаевская ЛавраСтроенцы в моём творчествеПамяти Греку. БыкиС Моне и Ван Гогом. Маки. ПодсолнухиГоголю Великому посвящаю!Тарас Шевченко. Кобзарь1Leonard Cohen ~ Фрукты и СчастьеТайные сферы душиКрис Ри Пристанище!Крис Ри And you my loveЗвереву посвящаю!Pink Floyd. КОТЫ И БАБЛОУСТИМ КАРМАЛЮК. ДУХ СВОБОДЫ И УКРАИНСКИЙ РОБИН ГУДКарлос Сантана. Раненое СердцеСкальный монастырь. СахарнаОдесса.Шаланды полные кефалиДжо Кокер "Unchain My Heart"Нико ПиросманишвилиПараджанов. ДземброняЗагнiткiв рiднесенькияРашков. МахноЭмир КустурицаГоран БреговичТИХО ВИЛИ СОБАКИМАМАТАТОПРАВОСЛАВИЕ СВЯТОЕМАМОНОВ - КРОЛИКИМихай ВолонтирЛучано Паваротти
Copyright MyCorp © 2022