Покупка и заказ картин ! Для абсолютного счастья ! Думайте !) Шоб вы так жили, как я вас жду !)))
Понедельник, 11 Декабрь 2017, 18:05
Приветствую Вас Гость | RSS
УЖЕ ЕДЕМ !!! ГДЕ ВЫХОДИМ ???
Тогда пристегнись ! ) Моя авторская живопись, графика, акварель, видео о моем искусстве и не только ! ) После просмотра регистрируйся, добавь в избранное, подпишись на обновление, коментируй, участвуй ) Шо б я уже знал и твое мнение )
Главная
Регистрация
Вход
Необходима авторизация чтобы подписаться на обновления! Моя графикаШинкарчук ~ Графика ~ Yραφικος ~ Yραφω 2014От Рождества до ПасхиЩе та кварельСакура под снегомАкварели те ещёАкварель з метеликамиОсягаючи вiчнеИсаак БабельСергей ЕсенинМария ПримаченкоДыхание моеУ времени в пленуМаксим РыльскийЖивое искусство каждый Божий деньДо Рiздва ХристовогоErik Clapton. Блюз 2012
ПОДПИСКА+ИЗБРАННОЕ
10 самых лучших фильмов про художников ! «Фрида» (2002) «Модильяни» (2004) «Поллок» (2000) «Девушка с жемчужной сережкой» (2003) «Винсент и Тео» (1990) «Я соблазнила Энди Уорхола» (2006) «Баския» (1996) «Серафина из Санлиса» (2008) «Моя левая нога» (1989) «Ахиллес и черепаха» (2008)

«Винсент и Тео» (1990)

Историческая перспектива внешней политики России ~ Сергей Лавров ~ Министр иностранных дел Российской Федерации (俄羅斯外交政策的歷史視角, A historical perspective of Russia's foreign policy)

...

Поделись со СВОИМИ
Читать в Яндекс.Ленте Нравится

Переводчик52языка!

Новое

ТЕГИ ~ МЕТКИ

ARTISTS


Шукай счастя

Block title

MediaMetrics

НИЖНЯЯ СТРОКА

Меню фильдиперс !)

Продажа и заказ картин
НАША ~ РIДНЕСЕНЬКА
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВ ~ Anatoly Shinkarchuk ~ Февраль 2013
Культурный центр Украины в Москве ~ Anatoly Shinkarchuk ~ Апрель 2013
Бiографiя
Блог ~ "НАШ В ДОСКУ"
СТАТТІ ~ МИСТЕЦТВО
Вiд України до Японiї
Ангели ~ З'ЯВИЛИСЯ
Одесса~Выставка~Интервью
Карпати мої
Квiтка Цiсик
Мой Фредди Меркьюри
Людмила Сенчина Акация
Довженко "Земля" Яблоки
Купила мама коника
Почаев i я
Строенцi ще тi
Памяти Греку Быки
С Моне и Ван Гогом
Гоголю Великому посвящаю!
Тарас Шевченко Кобзарь
ТАЄМНІ СФЕРИ ДУШI !
С Леонардом Коэном Счастье !
Крис Ри Пристанище!
Крис Ри And you my love
Звереву посвящаю!
Прощание зимы!
Пинк Флойд "ДЕНЬГИ"
Устим Кармалюк
Карлос Сантана
Монастырь САХАРНА
Одесса ~ "МАМА"
Битлам мои Рассветы!
Тарковскому посвящаю!
Адажио Альбинони "Лодки"
Джо Кокер "Unchain My Heart"
Джо Кокер Днестр
Нико Пиросмани
Параджанов Дземброня
Загнiткiв рiднесенький!
Рашков Махно
Эмир Кустурица
Горан Брегович
Акварели фильдиперсовые!
ТИХО ВИЛИ СОБАКИ
МАМА
ТАТО
ПРАВОСЛАВИЕ СВЯТОЕ
ЯПОНСКОЕ
Акиро Курасава ДОЖДИ
Акварели ТЕ ЕЩЁ
Сакура под снегом
Мамонов КРОЛИКИ
Михай Волонтир
Лучано Паваротти
Акварель з метеликами
ОСЯГАЮЧИ ВIЧНЕ (акварель)
Исаак Бабель (акварель)
Nelly Shklover ~ VIDEO
Сергей Есенин (акварель)
ВИДЕО-ПОДАРКИ ДРУЗЕЙ
Марiя Примаченко (акварель)
Дыхание мое (акварель)
Новые ВИДЕО 2011
Ван Вей
Максим Рыльский
Живе МИСТЕЦТВО
Оксамитова осiнь 2011 (вiдео)
Скрипка ~ Брегович
До Рiздва Христового
Майже Маркiсi (вiдео)
Полёт Дракона 2012 (видео)
Эрик Клэптон
Slabko Ludmila VIDEO
Lyudmila Vasylyuk VIDEO
Фрагменты и мысли
Мои фотографии
Видео МИР 9000
Онлайн игры 297
Тесты
Гостевая книга
ФОРУМ
Посилання ~ НАШI !)
Зворотній зв'язок, якщо то...
ТЕЛЕКАНАЛЫ
Первых 10 лет тяжело будет, потом привыкнешь ~ Фрагменты ~ Живопись


 


АРТ
НАДО ИСКАТЬ В ИСKУССТВЕ НЕ НОВОЕ, А ВЕЧНОЕ. ЕСЛИ БРЮКИ И ПИДЖАК НАДЕТЬ НАОБОРОТ - ЭТО БYДЕТ НОВО, НО ГЛYПО... ДОНАТАС БАНИОНИС

Facebook
Shinkarchuk ART


Twitter

Главная » Статьи » Политика ~ История ~ Футурология ~ Философия ~ Религия ~ "Вся мудрость мира сего"

Американцы – нарываются. Мы всё вернём назад (美國人 - 跑起來。我們將退還全部恢復, The Americans - run up. We will refund all back) Валерий Коровин
Американцы – нарываются. Мы всё вернём назад (美國人 - 跑起來。我們將退還全部恢復, The Americans - run up. We will refund all back) Валерий Коровин
 

Интервью Валерия Коровина французскому режиссёру документального кино, лауреату многих международных премий и победителю кинематографических конкурсов Жану-Мишелю Карре (Jean-Michel Carrė) 

На полях Сирии происходит смена глобального лидера ~ Ростислав Ищенко


Жан-Мишелm Карре: Последний раз я говорил с господином Дугиным года два назад в Париже, и он объяснил мне ситуацию в России и свою точку зрения. Но с тех пор много что произошло – и новое переизбрание Путина, и вся эта ситуация с Крымом, с Донбассом, с Украиной. Как развивалось, как эволюционировало Евразийское движение за эти два года? Тем более, что мы знаем, что господин Дугин и господин Путин, как бы, разделяют представления о ценностях. Что значимого произошло в этот последний период в Евразийском движении, как оказывалось влияние на текущие события за эти два года?

Валерий Коровин: Дело в том, что Международное Евразийское движение, которое создал и возглавляет Александр Дугин, является мировоззренческой и идеологической лабораторией, которая разрабатывает концепты, работает со смыслами и формирует евразийское мировоззрение во всей его полноте. То есть, именно мировоззрение как комплекс ответов на все вопросы, на все вызовы, начиная от глобальной стратегии и геополитики и заканчивая социальным устройством, этносоциологией, экономикой, вопросами безопасности, то есть, это целый комплекс мер, целый комплекс ответов на все вопросы. Таким образом, Дугин создал интеллектуальную группу, интеллектуальное сообщество носителей евразийского мировоззрения, которые присутствуют не только на территории России, но и за пределами. Конечно же, в странах постсоветского пространства, но также в последние годы всё больше и больше и за пределами постсоветского пространства - на Западе, в Европе, в том числе и во Франции, Италии, Германии и даже в Великобритании и в Соединённых Штатах Америки. То есть, евразийство как мировоззренческая альтернатива либерализму и американскому глобализму всё больше захватывает умы, в первую очередь, интеллектуалов – людей мыслящих, тех, кто задумывается о сути вещей, о том, как всё происходит, что движет историей, цивилизациями, государствами, народами, что является мотивационной основой. И чем больше Америка доминирует, тем больше мы ощущаем необходимость в альтернативе не только в России, но и за пределами. Это что касается Дугина.



В то же самое время Путин – политик, прагматик и реалист. То есть, он опирается на реалистскую внешнеполитическую школу и исходит из интересов государства, для него государство – это ценность, в отличие от плеяды либералов, которые предшествовали ему во власти, - Ельцина, либеральных реформаторов, олигархов, которые правили Россией, для которых Россия не была ценностью, они готовы были ею пожертвовать ради интеграции в глобальное западное сообщество, куда их не приняли и где их не ждали. Но, тем не менее, Россией они готовы были пожертвовать, они готовы были разменять её на свои сиюминутные интересы и в первую очередь финансовые. Вот Путин, в отличие от них, считает, что государство – это ценность, и как для всякого реалиста на этом и заканчивается его система ценностей, поэтому идеология для него не имеет значения. Он готов использовать либеральные решения для активизации экономических процессов, или консервативные для обращения к собственному населению, или евразийские для того, чтобы усилить консолидацию стран постсоветского пространства, отвечая не те вызовы, с которыми сталкивается Россия и Путин лично со стороны глобального Запада. То есть, по сути Путин принимает евразийство, как вынужденную меру для ответа на консолидацию Запада против России. И чем больше Запад давит на Россию, на Путина, тем больше он становится евразийцем. И в этот самый момент он обнаруживает, что существуют уже описанные сценарии, готовые мировоззрение и идеология, проработанные на всех уровнях: от самого высокого, в том числе уровня духовного самоопределения идентичности русской цивилизации, до уровня прикладного, экономического.

Путин, как прагматик, берёт то, что ему доступно, что ему понятно сейчас, смысл чего он ощущает в данный момент, и пытается опереться на эту мировоззренческую основу, созданную за много лет до этого Дугиным, именно для этого самого случая. Ведь Дугин ещё во времена Ельцина, то есть, ещё до прихода Путина, говорил о том, что либеральная модель не может быть реализована в России, она отторгается обществом, отторгается самой логикой русской истории, и либеральный чудовищный эксперимент, который был начат Ельциным, скоро закончится, этого просто не будет. Все смеялись и говорили: «Ну, как же так? Либералы у власти, Ельцин – действующий президент, олигархи всем владеют, правят, что вы говорите, как же это закончится? Это теперь будет стоять вечно, мы движемся в глобальное общество западных стран и этот путь предопределён, глобализация неизбежна». – «Ничего подобного, - говорил Дугин, - однополярная глобализация не может состояться в силу того, что она несправедлива, а для нас, как и для многих других народов мира, справедливость имеет высшее значение, и за счёт того, что в своей безнаказанности она зайдёт в концептуальный тупик, она не имеет перспектив развития». Поэтому, Дугин был убеждён, что глобализация будет остановлена и начнётся поляризация мира, складывания концепта и модели многополярного мира. Во что опять-таки никто не верил, потому что Советский Союз рухнул, и Запад победил в холодной войне, и всё говорило о том, что история сейчас остановится и больше никто не осмелится бросить вызов Западу и, соответственно, никто не претендует ни на какую альтернативу.

 Но прошло немного времени, пришёл Путин и начал восстанавливать суверенитет России, собрал Россию как цельный геополитический стратегический субъект и начал восстановление роли и влияния России. И в этот момент концепции Дугина, в том числе и евразийская концепция, начали работать зримо, на практике. Отсюда ощущение, что Дугин чуть ли не прямым образом влияет на Путина. На самом деле Дугин анализировал историческую ситуацию от советского периода, через либеральные российские, и до  нынешнего состояния. Он анализирует и делает стратегическое, идеологическое, мировоззренческое заключение. И всё. Он не смотрит на сроки, не учитывает временные интервалы, он не предсказатель, он не пытается предсказать будущее, он осуществляет чистый, строгий, холодный анализ ситуации и говорит, как всё будет развиваться. Это может произойти быстро, это может происходить дольше. Часто над прогнозами Дугина насмехаются. Особенно показательны его выступления в 2006 году, когда он говорил о том, что Украина должна осуществить процедуру мирного раздела, иначе там произойдёт гражданская война и это государство развалится. В 2006 году все смеялись над этим, а в 2007-м Дугину указывали на это и говорили: «Ну что же ты, Дугин, говорил, что Украина развалится, ну и где гражданская война и почему нет кровопролития?» Но в том и функция стратегов, что они мыслят и видят ситуацию, просчитывая её на большие исторические циклы, поэтому то, что не произошло в 2007-м, произошло в 2014-м, и сегодня правота его очевидна всем. Но сложно принять это прогнозирование, когда никаких вроде бы видимых предпосылок к этому нет.

То же произошло и с идеологией евразийства. Когда Путин пришёл в 2000 году, Дугин, сходясь во мнении с французским писателем, визионером Жаном Парвулеско, определял Путина как человека судьбы, человека, который изменит ход истории, и говорил прямым текстом, что Путин начнёт восстановление евразийской цивилизации, большого пространства. Тогда все смеялись над Дугиным и говорили: «Ну, как же так? Путин – ставленник Ельцина, он его преемник, он является консенсусной фигурой олигархата, он – выходец из команды Собчака, который являлся застрельщиком либеральных реформ и главным апологетом либерализма в России. Вы что? – говорили Дугину, - о чём вы говорите? Это плоть от плоти ельцинского режима либерально-олигархического, последователь и ученик Собчака, преемник Ельцина». И что мы видим? Путин восстанавливает евразийское пространство не потому, что Путин – евразиец и принял эту мировоззренческую модель, как свою, а потому что он это делает под воздействием, под гнётом исторических обстоятельств, которые были аналитически просчитаны Дугиным, но с которыми Путин столкнулся много позже по факту. То есть, сегодня Путин сталкивается с теми вызовами, о которых Дугин писал в 1997 году в книге «Основы геополитики», рассчитывая, предсказывая эти сценарии ещё до всякого Путина, которого ещё не существовало на политическом олимпе. И, тем не менее, Дугин уже эту ситуацию описывал. Вот в чём соотношение Дугина и Путина.

Дугин создаёт концепты, идеологические модели, проистекающие из анализа хода истории, из геополитической логики, из сути русского бытия и русского сознания. А Путин – политик, прагматик и реалист - сталкивается с этими вызовами и реагирует так, как должен реагировать на них прагматик и реалист, для которого государство – это ценность, а идеология не имеет значения. Поэтому они совпадают, но только с задержкой в несколько лет. Но сейчас этот интервал сокращается - между прогнозом Дугина, и той исторической реальностью, с которой вынужден сталкиваться Путин, с теми вызовами, на которые он вынужден реагировать и отвечать.

Путин и арабские государства обвели вокруг пальца США и ИГИЛ на Ближнем Востоке (William Engdahl, Уильям Энгдаль)

 
Жан-Мишель Карре: Евразийская идея сама по себе  не то, что не нова, идея «не сегодняшнего дня», она сформировалась ещё где-то в XIX веке. Значит, первая часть вопроса: в чём отличие евразийской философии, идеи сегодня и тех основ, которые тоже называли евразийскими идеями, но существовали, или начали формироваться в XIX веке? И вторая: какого рода прагматический, практический инструмент предлагает евразийская концепция, то есть, инструменты, которыми может воспользоваться прагматик Путин?

Валерий Коровин: Вся история развития русской цивилизации представляет собой евразийский синтез. Но до начала ХХ века в таких терминах все эти исторические предпосылки развития России как евразийской цивилизации не артикулировались. Сам концепт евразийства возник в эмигрантской среде уже после Октябрьской революции как интуиция о том, что в большевистском режиме проклёвываются все те же государственнические константы, которые присутствовали на протяжении всей истории развития и существования российской государственности. Представители белой эмигрантской среды в какой-то момент обнаружили в большевистском режиме, который они изначально жёстко отрицали и не принимали ни в каком виде, то, что, собственно, для них всегда являлось ценностью. А именно: утверждение российской, русской по своей сути, государственности; укрепление державности; пересборка, но под другим брендом, романовской империи, усиление её, и даже выход за пределы в определённых областях. То есть, создание столь же могущественного государства, но уже с учётом интересов русского большинства – русского народа, - что не учитывалось романовскими элитами, и привело, в итоге, к отчуждению.

Российская элита в конце существования романовской империи стала абсолютно чужеродной. И это отчуждение от русского народа нарастало. Элиты были ориентированы строго на Запад, они говорили на французском и немецком, они роднились с королевскими домами западных государств, и в упор не замечали свой народ, который жил сам по себе, и не видел эту элиту онтологически своей. Поэтому, когда отчуждение превысило все возможные масштабы, произошла революция, которая снесла романовскую элиту целиком, уже не разбирая, кто плохой, а кто хороший. И не только элиту, но всю систему государственного устройства. И в этом евразийцы обнаружили свою правду, то есть, они поняли, что народ имел право так поступить, потому что элита стала абсолютно отчуждённой, а большевики стали выразителями воли народа, который хотел большего соучастия в истории своего государства, а это и есть народная демократия - соучастие в истории. Это главное действие, осуществлённое большевиками - восстановление российской государственности. Плюс социальные принципы в экономике, основанная на идее социальной справедливости – это русская черта, для евразийцев плюс. Исходя из этих предпосылок, евразийцы признают большевистский режим частично допустимым и возможным к трансформации и реформированию в интересах русской государственности и русской цивилизации. Вот, собственно, на чём основывалось евразийство, возникшее в эмигрантской среде, лидерами которого были Пётр Савицкий, Устрялов, Николай Трубецкой, Эренджер Харадован, Яков Бромберг и другие евразийцы, которые изначально не принимали в принципе большевистскую  революцию.

Евразийство, таким образом, это, в первую очередь, некая попытка обосновать большевистскую государственность, которая при Сталине стала национал-большевистской, т.е. в чистом виде евразийской, без революционно-марксистских примесей, и склонить на свою сторону остальную часть эмигрантского сообщества, которое постепенно начинало признавать и выявлять в большевистской государственности признаки собственно русской государственности. Это евразийство историческое.

Современное евразийство, которое излагает Александр Дугин, - это  неоевразийство, это евразийство, адаптированное под нынешние условия, и главными его признаками являются следующие: во-первых, это тюркофилия русских. Русские, как некий исторический продукт этногенеза, как это определял ещё один известный евразиец Лев Николаевич Гумилёв, этногенеза восточнославянских, финно-угорских и тюркских племён, которые сложились в один супер-этнос, или народ – лаос (в греческой терминологии), то есть, в надэтническую культурно-цивилизационную общность, взявшую общее название, создавшую континентальное государство и имеющую своё уникальное видение развития исторических цивилизационных процессов – это русский народ. Он полиэтничен. Он не этничен. Он включает в себя и тюркскую компоненту, и финно-угорскую, и восточнославянскую, и кавказскую, и вкрапления множества других народов и этносов. То есть, по сути, произошло сложение, синтез нового народа, и тюркофилия является составляющей компонентой евразийской цивилизации. И ответная ей русофилия со стороны тюрок. Именно взаимное уважение и познание и создают ту гармонию, которая позволяет сохраняться этому огромному континентальному пространству, населённому тюрками, славянами, и народами Кавказа.

Именно благодаря сохранению идентичности и уважение к идентичности другого, что устанавливается евразийским подходом, не происходит никакого взаимного перемалывания, то есть, принудительной ассимиляции, что, например, мы наблюдаем на Западе. Западная цивилизация пытается загнать всех в свои цивилизационные рамки, то есть, европеизировать, ассимилировать, жёстко, не спрашивая, хочет кто-то этого или нет. Евразийство отличается от западных идеологий тем, что оно не навязывает, создавая возможность сохранить идентичность. Это вторая категория.

И третья – геополитическая: евразийство выступает за справедливое устройство мира, в котором не доминирует один цивилизационный центр, возомнивший себя квинтэссенцией развития человеческой цивилизации в целом, а допускает плюрализм, плюревёрсфум, то есть, многообразие идентичностей, которые уживаются в рамках больших пространств, в формате государства-империи. Не государства-нации Запада – etat-nation – национальное государство, а государство-империя, Imperium, подразумевающее стратегическое единство многообразия.

Вот три основные категории: тюркофилия и русофилия, сохранение идентичности и цивилизационное многообразие, а так же геополитическая альтернатива атлантистской геополитике - есть составляющие современного неоевразийства, которое представлет собой развитие тех идей и тех тенденций, которые сложились в эмигрантской среде в начале ХХ века после Октябрьской революции в России, но на современном этапе.

Кстати, о том, что мы получаем на практике, какая практическая польза от евразийства – это возможность формировать альтернативу для тех государств, которые не приемлют однополярную американскую глобализацию и западный путь развития. А это в абсолютных величинах большая часть человечества. Большинство не приемлет высокомерия Запада, который претендует на истину в последней инстанции, но когда нет альтернативы, то некому консолидировать это большинство. Путин, принимая евразийство, имеет возможность консолидировать вокруг России абсолютное большинство человечества. Это Китай, Индия, Арабский мир, Иран и даже, в какой-то момент, Европа, которая всё больше тяготится американской доминацией. То есть принятие евразийской идеологии даёт явные геополитические преимущества Путину.

Photo Flipbook Slideshow Maker

Операция «Матрешка» ~ (操作“俄羅斯套娃”, Operation «Matryoshka»,«Radikal», Turkey)

 
Жан-Мишель Карре: Я сейчас выступаю, конечно, как адвокат дьявола, но такой вопрос  – это то, что остаётся непонятным в Европе – чем объясняется некоторое смешение всего сразу: с одной стороны, русское православие, по определению неагрессивное, по характеристикам, которое вдруг начинает как-то совмещаться с мусульманством, религией молодой, агрессивной в некоторых проявлениях?

Валерий Коровин: Из вашего вопроса логически вытекает следующий вопрос: в чём секрет устойчивости русской цивилизации и русского государства? В том, что русское государство как раз таки не осуществляет смешение культур, идентичностей, языков и конфессиональных проявлений. Не осуществляет перемешивания, но сохраняет их. Это не синкретизм. Это не редуцирование к универсальному социальному стандарту, что свойственно как раз Западу в целом и Европе в частности, реализующей сегодня на наших глазах мондиалистский проект объединения в ЕС. То есть, создания плавильного котла, в котором происходит отказ от всего этнического, традиционного, перемешивание культурного, языкового и религиозного многообразия народов Европы – это убивает народы. Они перестают существовать как органические общности, превращаясь сначала в атомизированных индивидуумов, лишённых идентичности, а затем в бесполую перемешанную биомассу. И в момент, когда Европа достигает этой цели, она лишается ответа на экзистенциальный запрос каждого конкретного человека – в чём смысл моего существования и бытия? Зачем я живу, кто я, и какова моя миссия? Этого ответа на Западе больше нет. И это концептуальный тупик, в который пришёл современный Запад. Он лишил человека всякой идентичности, он лишил человека духа, он лишил человека души одновременно со смертью Бога. «Бог умер», Ницше констатировал это. Это есть итог развития европейской мысли, это есть итог становления эпохи модерна и результат её завершения - отрицание, выведение Бога за скобки и оставление субъектно-объектной пары. Европейский человек в какой-то момент остался один на один с природой и провозгласил свой разум, свой рассудок мерой всех вещей. Но за ХХ век он неоднократно убедился, как сбоит человеческий рассудок, приведя Европу в состояние кровавого хаоса двух величайших войн. Только за одно ХХ столетие! Вот тебе рассудок, пожалуйста. Жизнь без Бога и перемешивание, а самое главное, изъятие идентичности. Это этноцид, это лаоцид, то есть, уничтожение народов как коллективной органической общности и последующее великое смешение, чего, как раз, не произошло в России.

В отличие от Европы, Россия, являясь большим пространством, сохранила всё многообразие идентичностей, которое существовало на этой территории веками. Народы, этносы, культуры, языки и религиозные течения в России сохранены. Не произошло религиозного и цивилизационного синкретизма. Не произошло смешения народов, несмотря на модернистские эксперименты, которые Россию тоже зацепили, но по касательной. Романовы, будучи ориентированны на Европу, особенно царь Пётр, начали модернизацию через вестернизацию, то есть за счёт сакральности. Пётр I развивал технологическую компоненту, изымая сакральность русского общества, потому что она являлась, по научению его западных наставников, неким сдерживающим фактором, который не давал Российскому государству стремительно модернизироваться, а эта модернизация была необходима, потому что нужно было отвечать на вызовы, которые шли опять же с Запада. Ибо Европа в своём стремлении навязать России свой цивилизационный тип, постоянно, каждое столетие отправляла, и даже иногда не один раз за столетие, свою армию на завоевание России для того, чтобы принудительно «цивилизовать» её под европейский стандарт. Россия вынуждена была обороняться и тем самым модернизировать свои вооружённые силы, развивать  индустрию, технологии, что делалось зачастую за счёт идентичности и сакральности, но это есть вынужденная мера.

То же самое повторяли большевики в своём стремлении к индустриализации, приняв западное, европейское учение марксизма, позитивистское, материалистское и прогрессистское. И вот, несмотря на романовский эксперимент, несмотря на индустриальный позитивистский эксперимент большевиков, многообразие культур и идентичностей в России сохранилось, может быть, за счёт того, что это огромное пространство, где всегда было где укрыться – старообрядцы укрывались от никоновской церковной реформы и разрушения традиции, народ укрывался от прогрессизма, атеизма и идеологической обработки со стороны марксистов – и сохраниться.

И вот мы сегодня сосуществуем в ситуации этнического многообразия на Кавказе, за Уралом, на Дальнем Востоке, Крайнем Севере. Этническое многообразие сохранено, то есть, этнос как базовая, изначальная категория любого народа - сохранился и соприсутствует с нами по факту. А в Европе он преодолён, преодолён однонаправленным слиянием в народы, затем в империи, распавшиеся на политические нации. Европейские народы складывались в империи, распад империй преодолевал народ, как явление, а сами империи распадались на национальные государства – état-nation, где уже атомизированный индивид становился главной социальной категорией, приближая бездну гражданского общества.

В России так же сложился народ – это большой, полиэтничный русский народ, органичный и цельный. И если в Европе народы были преодолены, то в России народ сохранился как органическая общность. В Европе национальные государства сложились в единое образование – Европейский союз, где люди лишились последней, национальной идентичности, то есть, принадлежности к тому или иному национальному государству. А в России это осталось. Это на самом деле то, что даёт возможность понимать свою идентичность, любить свою идентичность, и за счёт этого осознавать, почему другой имеет другую идентичность и уважать её, – исходя из того, насколько ты любишь свою веру, свою традицию, – понимать, почему другой любит свою.

В Европе человек лишён идентичности, он всё равно ищет различия, и единственное, что ему остаётся – это визуальное определение: вон тот с тёмным цветом кожи, он чужой, и к нему возникает неприязнь. Ответом на это становится толерантность, то есть, необходимость терпеть то, что у тебя вызывает неприязнь. Ты не знаешь, кто он, араб или негр, христианин или мусульманин, какая у него вера, где его корни, где его предки. Он знает. Ты не знаешь. Поэтому ты его не любишь, просто потому что он другой, визуально другой, но так как закон тебя заставляет терпеть – ты терпишь, терпишь, скрежеща зубами. Это общество взаимной ненависти, где все друг друга терпят, в отличие от многообразия идентичностей в России, где все друг друга уважают, любят и познают. Ибо в основе две совершенно разные предпосылки.

С другой стороны, что касается Путина  –  тут начинается какое-то смешение личностных ассоциативных моделей: тут сразу тебе и царь, тут и православный лидер, тут тебе и Сталин. Как же всё это совместить?

 По поводу функций власти и сопоставления Путина с фигурами то Сталина, то царя, следует заметить, что в принципе фигура лидера российского государства обусловлена русской политической культурой, которая складывалась столетиями в течение всей истории русской государственности, которую в её необратимости стоит считать от момента крещения Руси. И именно это стало точкой отсчёта становления именно государственности, государства-империи, потому что имперская модель была взята от Византии вместе с православием, а система централизации власти была принята от монгольской империи, тюркской, монгольской, жёсткой вертикали.

Ещё одна особенность – это то, что русское общество не так политизировано, как общество Европы. Европа шла по пути политизации населения, соответственно, национальное государство, государство-нация есть некая квинтэссенция политического – это становление политического общества, где атомизированные граждане государства политически активны, у них есть своя политическая позиция, и они её делегируют власти. В результате, в Европе складывается устойчивая элитная модель, когда элитные группы выполняют властные функции, а лидер, президент лишь является спикером, озвучивая консолидированную позицию элит. Такая система власти сложилась в европейских государствах. Она же принята Соединёнными Штатами Америки: там президент есть лишь нанятый менеджер, представляющее позицию консолидированной элиты, теневой – финансовой, бюрократической, политической, клановой, орденской, как в Европе, - но, тем не менее, это те люди, которые действительно принимают важнейшие стратегические решения, а президент лишь некий интерфейс между теневыми элитами и массами.

В России не так. В России власть ориентирована не горизонтально, а вертикально. Царь есть интерфейс общения между народом и Богом, а не между элитами и массами. Это совсем другая функция. Царь в русском традиционном государстве – это первый молитвенник, это тот, кто за счёт своей истовости обеспечивает божественное покровительство народу и государству. Отсюда русское государство – это государство-крепость, которое обороняется от сил антихриста, который воцарил на земле. На земле – это царство дьявола, который посылает антихристово войско для того, чтобы попрать православную сакральность Руси, как государства-крепости. И царь за счёт своего общения с Богом обеспечивает обороноспособность русского сакрального государства, а затем, менее сакрального, тогда и обороноспособность становится более материальной. Эта функция царя ретранслируется во все форматы русской государственности, будь то империя Рюриковичей, империя Романовых, империя большевиков, где первое лицо, как окружением, так и народом наделяется теми же сакральными функциями. Она же переносится и на нынешнюю Россию, абсолютно уже остывающую в плане сакральности, и, тем не менее, функция лидера есть функция, наделённая, пусть остаточной, размытой, но сакрализацией. Народ сам наделяет царскими атрибутами первую фигуру и, в отличие от Запада, в России первое лицо всегда самостоятельно принимает решение, потому что над ним только Бог.

Если над президентом европейского государства или США есть консолидированная теневая элита, финансовая, олигархическая, в основном, то над русским лидером нет никого. Бог и он. Поэтому он принимает решения сам и спускает их элитам. Всегда так. Это совсем другая функция. И вот эта функция царя переносится из века в век, вплоть до нынешней, сегодняшней фигуры Путина, который не сакральный, не молитвенник, и, тем не менее, он наделяется именно этими чертами и несёт именно эту функцию человека, принимающего все решения и за всё, соответственно, лично отвечающего.

Во времена правления Ельцина сложилось олигархическое сообщество, которое, когда встал вопрос о назначении преемника, пыталось реализовать западную модель власти, то есть, выбрать малозначимую фигуру из российского истеблишмента, по сути, случайную, и поставить её на первую позицию для того, чтобы управлять ею. То есть, сложив консолидированное олигархическое сообщество, – а российские олигархи мыслили себя частью транснациональной олигархической элиты, – взять податливую, нехаризматичную фигуру, поставить её в центр и манипулировать ею для управления народом и государством. То есть, осуществлять функцию управления через подконтрольную, слабую политическую фигуру. Таков был замысел Березовского, который, являясь неформальным лидером российского олигархата, тогда пытался эту западную модель инсталлировать на российскую почву.

И что произошло в тот момент, когда они реализовали этот сценарий? Они взяли никому не известного человека, особенно никому не известного на Западе, отсюда вопрос – Who is mister Putin? Кто это вообще? Для западного обозревателя российской внутриполитической ситуации он не находился в истеблишменте вообще, выполняя технические функции. Они взяли техническую фигуру, и поставили в центр власти, обеспечив технологически его избрание президентом. Что произошло после этого? Через 10 минут после того, как Путин стал президентом, он объявил им ультиматум и сказал, что, либо вы принимаете мою волю, либо вас просто не будет. Часть олигархов согласилась, признала – «о, так это же царь!» - восприняли его естественно и гармонично. Среди таких оказались Абрамович, Потанин, Прохоров, Аликперов - они приняли Путина и его условия, которые заключались в следующем: «Вы не лезете в политику – я не забираю у вас наворованные на предыдущем этапе активы». Но часть олигархов не приняла ультиматум Путина – это Березовский, Гусинский, Невзлин и Ходорковский. Они сказали – «нет, ты функция от нас. Мы будем тебе указывать, ты – исполнять». И они лишились всего: Ходорковский отправился в Сибирь шить рукавицы, Березовский утонул в лондонской ванной, Гусинский бежал в Израиль, отписав всё Газпрому, Невзлин скрывается от суда за организацию многочисленных заказных убийств. Путин их рассеял. Это произошло через сразу после того, как он стал президентом. То есть, эта западная модель не будет работать в России. Здесь другая политическая культура. Что интересно, даже Медведев был принят русским обществом как президент, хотя он был избран только за счёт Путина, который передал Медведеву часть своей легитимности, он просто снял её с себя и надел на Медведева. И тот на время стал русским царём. Медведев! И его приняли как царя.
 
Жан-Мишель Карре: Путин, когда он пришёл к власти, не скрывал, кстати, своей религиозности. Ельцин, например, не говорил, что он был крещён, а Путин сразу сказал, что вот крестик, который мне мама на шею повесила, и вот со всем этим своим нескрываемым отношением к религии, того, чьей частью он является, он тут же заговорил о двух вещах: о вертикали власти и об управляемой демократии. Может быть, уже тогда эта функция номер один в России, традиционная, у него как-то формировалась в голове?

Валерий Коровин: Абсолютно так. Путин есть продукт русского народа и русской цивилизации, поэтому он очень чутко осознаёт константные парадигмы, которые являются доминирующими в русском обществе. И как только вот эта бетонная плита марксистской атеистической идеологии спала, тут же начался процесс естественного выздоровления русских, то есть, возвращения православной идентичности, которая есть неотъемлемая черта русского народа, как органического субъекта, и русской цивилизации, которая выражена в континентальной государственности. Это просто естественный компонент, отрицая который ты себя ставишь в заведомо проигрышную позицию, потому что позиционируешься против большинства. Это одна из моделей существования элит.

Есть, как известно, три типа властной модели: царь и элиты против народа – это один тип, народ и элиты против царя, и царь и народ против элит. Все эти три типа реализовались в российской истории неоднократно. Сталин опирался на народ и чистил элиту. Ельцин опирался на элиты и противопоставил себя народу. Народ и элиты свергли царя в 1917. Но самой устойчивой из них является – царь и народ против элит. Поэтому элиты пытаются заблокировать Путина, изолировать его от народа и сделать заложником элит, что им пока вполне удаётся.

Для того чтобы опереться на народ, нужно исповедовать православие, потому что у нас русский, православный народ в своих изначальных, базовых, надэтнических архетипах. Православие есть основа русской государственности, принятая из Византии, с этого государственность – имперская, континентальная – и началась. И это естественный компонент русской власти, православие, которое обеспечивает царю, или первому лицу государства сакральность, то есть, даёт возможность создать интерфейс общения народа с Богом, без чего невозможно править в России. Кода ты на вершине власти, то кто тогда над тобой? Откуда ты будешь черпать мудрость, истину и источник энергии?

Поэтому без православия царь просто невозможен, он будет делегитимизирован и снесён, либо он должен опираться на мощный силовой фактор, жёстко подавляя архетипы народа, как это делали большевики, отбросившие религию: они противопоставили себя легитимности масс и за счёт жёсткой диктатуры сохранялись у власти без Бога. Можно и так, но это стоит больших усилий.

Путин – вынужденный консерватор, так как он прагматик, и для того чтобы удержаться у власти, он принимает на себя консервативные ценности. Его речь на форуме, прошедшем на Валдае в 2013 году была полностью посвящена теме консерватизма, евразийства и идентичности как базовых основ российской государственности и гармонизации нашего общества. И он православный, потому что это естественно для русского царя, для лидера, для первого лица. И здесь нет никаких противоречий, ни грамма того, что бы отклонялось от общей парадигмы власти в России.

Поздравляю, операция "Werfen Osten - 2015" началась! ~ Was war gestern eine Zukunft für sie, jetzt ist Ihr Moment! ~ Илья Сухоруков

Жан-Мишель Карре: Как мы знаем, 1 января 2015 года – это день рождения Евразийского союза, Путин подписал указ, но два года назад мы говорили с Александром Дугиным о том, что Евразийский союз невозможен без Украины. На Украине же сейчас, вы сами видите, Бог знает что, да и Белоруссия начинает как-то слегка заигрывать с Западом. Как вам мыслится развитие событий в новых условиях?



Валерий Коровин: Евразийский союз неизбежен. Проблема возникает в тот момент, когда в этот цивилизационный концепт становления большого евразийского стратегического пространства включается акцентировка на теме экономики. Ведь этот проект был провозглашён как Евразийский союз, но в последний момент туда была вставлена буква «Э», и он стал Евразийский экономический союз: ЕАЭС. При этом Путин, Назарбаев и Лукашенко упразднили ЕврАзЭС – Евро-Азиатский экономический союз для того, чтобы создать Евразийский экономический союз. Что они сделали? Они упразднили то, что и сделали, сделали то, что упразднили. Они ничего не сделали на самом деле, оставшись там же, где и стояли.

Вот эта постоянная акцентировка на возвращении, вновь и вновь, исключительно к экономике сразу же занижает масштаб события. Сразу же - с цивилизационного, исторического, ожидаемого всеми, экономика переводит всё на мелкий, бытовой уровень, где делят предприятия, продают и перепродают шмотки, сырьё, пилят советское имущество. Лукашенко говорит: «Зачем мне ваши олигархи, я не продам свою газотранспортную сеть». «Нет, - слышит он в ответ, - ты должен нам продать перекачивающие насосы». Назарбаев требует открыть ему доступ к поставкам своих углеводородов в Европу, без пошлин, без заградительных тарифов, но от него требуют долю контроля над советскими ещё электросетями. Всё это, в итоге, переходит на уровень дележа имущества в коммунальной квартире, в битву между соседями за то, кто сейчас пользуется туалетом и готовит на плите. Это вообще не тот уровень.

Евразийский союз – это стратегическое восстановление большого пространства, это континентальный блок, это надежда народов Евразии на альтернативу однополярному миру. Это то, что ждут все. Как только в этот головокружительный проект помещается буква «Э» - он превращается в экономический союз – всё сразу спускается на бытовой уровень. Это страх перед историческими свершениями, страх перед решениями, меняющими картину мира. Путин, Назарбаев и Лукашенко боятся возложить на себя цивилизационную миссию, они боятся тяжести ответственности за ход истории. Но Евразийский союз - это головокружительный проект, и он действительно, без Украины не мыслим, а экономический союз – это бытовой проект, который можно попытаться оптяпать втихаря, на задворках глобальных исторических процессов.

Мы опять отшарахиваемся от того, к чему были так близки и получаем опять то же самое: мелочную грызню и раздел постсоветских активов. В то же самое время наши геополитические оппоненты - Соединённые Штаты Америки - мыслят и действуют строго стратегически. Завидев угрозу восстановления континентального стратегического пространства, они тут же изъяли из него ключевой элемент – Украину, - без которой Евразийское большое пространство превращается в азиатское. То есть, они изъяли краеугольный камень, дабы предотвратить сложение того, чего мы и сами испугались, с готовностью отказавшись от битвы за Украину. Поэтому то всё так печально и развивается, медленно и нерешительно – шаг вперёд – два шага назад.

Между тем, создание Евразийского союза, не экономического, а именно Евразийского союза, неизбежно в силу того, что Американский мир опасен для всех. Американцы создали опасный мир, в котором ни одно государство, ни одни народ, ни одна цивилизация не застрахованы от десуверенизации, хаоса и кровавой бани, которую американцы устраивают повсюду, совершенно произвольно выбирая очередную жертву, на своё усмотрение. Сегодня ни одно государство не способно отстоять свой суверенитет, а значит, это провоцирует обезумевшего, оставшегося один на один со своей мощью зверя, крошить всё подряд вокруг. Это опасный мир, поэтому его необходимо изменить. Нужно остановить американского зверя. И это способно совершить только то объединение, которое по силе и могуществу сопоставимо с Америкой.

Евразийский союз – это тот проект, в котором нуждаются все, в том числе и Европа, потому что Европа раздавлена американским натовским сапогом. Она растоптана и уничтожена. Недаром европейские политики говорят о необходимости интеграции Европы с Россией: Де Голь говорил о Европе от Атлантики до Урала; крупный бельгийский мыслитель Жан Тириар создал концепцию Евро-Советской империи от Владивостока до Дублина; Путин сегодня говорит, - правда, он поправляется всегда, - об экономическом объединении от Лиссабона до Владивостока. Но на самом деле идея создать стратегический блок, не цивилизационный - невозможно объединить европейскую и русскую цивилизации, это два разных типа цивилизаций, так же, как разными цивилизациями являются Россия и Китай, Китай и Индия, их невозможно конвергировать, слить, об этом речи нет, - а именно о стратегическом единстве. Только в тот момент, когда сложится стратегическое единство Европы и России, мы увидим реализацию евразийского проекта, проекта Евразийского союза во всей полноте, во всей гармонии, и именно в этот момент американский обезумевший зверь будет загнан обратно в свою клетку.

Стратегия Путина (Putin's Strategy) ~ Юлия Бражникова (Yulia Brazhnikova)

Жан-Мишель Карре: Вы говорите о том, что Украина имеет ключевую позицию для формирования Евразийского союза, и именно поэтому она была изъята. А что теперь-то делать? Забыли мы про Крым, уже понятно, что Крым уже никто никогда не вернёт. Но ключевая позиция Украины осталась, и какие варианты есть в этой связи? Если она ключевая для России, если степень важности этого региона понимают американцы, то какие, собственно, ходы и варианты, на ваш взгляд остались?

79977_original.jpg

Валерий Коровин: Украина – это часть большой России. Неотъемлемая часть, естественная. Это та же культурно-цивилизационная среда. Это один народ, большой русский народ, который в себя включает малоросскую этническую компоненту, белорусскую этническую  компоненту, великоросскую, но в целом, это народ, который живёт, в том числе, за пределами нынешних границ Российской Федерации. Русский народ живёт там, где хочет, где живут русские, там и русский народ, и эта среда есть неотъемлемая часть большой России. То, что мы привыкли за последние несколько десятилетий называть Украиной – это гармоничная часть, понятная нам, это наша часть.

А вот американцы действуют на чужой территории, в чужеродной, непонятной для них среде. Они не понимают никаких украинцев, они им не близки и абсолютно безразличны. Украину США видят лишь как инструмент, загоняющий Россию вглубь Евразийского континента, как возможность изолирования России от Европы, как зону дестабилизации, отсекающую Россию от стратегического союза с ЕС, чтобы не дать сложиться европейско-российскому альянсу, что для них смерти подобно. Их первенство будет попрано, если сложится альянс Европы и России. Поэтому они используют Украину, как зону дестабилизации, как расходный материал. Для Америки Украина не представляет никакой ценности. Они её не чувствуют. Это для них просто ничто, просто некие животные, которыми можно пожертвовать, отдать на заклание, бросить в топку войны. Над украинцами, с точки зрения американского высокомерия можно ставить эксперименты, можно кормить их генномодифицированными продуктами, можно свозить туда ядерные отходы.

Для США Украина - ничто. А для русских это наша неотъемлемая часть, органическая составляющая Русского мира. Нынешняя оккупированная Украина - это наша нога, которая застряла в капкане, и мы пытаемся её вытащить. Это часть нашего тела. Мы и есть украинцы: у меня мама Савченко, имеет малоросские корни, поэтому я тоже в какой-то степени украинец. Это часть нашего народа, это есть мы. Мы любим украинцев, украинцы любят нас, но пришёл американский оккупант, а до этого пришёл немецкий оккупант, и накачивает: надо убивать русских, давай, потому что они москали. Ему всё равно, что будет с украинцами. Если их всех перебьют, американцы лишь пожмут плечами и улетят к себе в Америку, прихватив чемодан с Яценюком и мешок с Порошенко.

А мы любим Украину. И так как это наша неотъемлемая часть, мы можем сделать с Украиной всё, что угодно. Вот любой сценарий, который мы захотим, действительно захотим, мы волевым образом реализуем. Вот мы захотим забрать всю Украину, вернуть её обратно в состав большой России, и мы её вернём. Захотим вернуть половину Украины – вернём пол-Украины. Захотим забрать Украину вместе с половиной Польши, Чехии и Румынии, потому что, как утверждают сегодня в Киеве, там тоже живут потомки украинок – заберём и это. Это всё наша земля, мы много раз её освобождали, там всё залито русской кровью, там всё усыпано русскими костями.

Мы были дважды в Берлине, мы были в Париже, это вообще наша Европа, русская. Мы просто пришли в Париж, погуляли, выпили шампанского – надоело – ушли. Но оставили там православные храмы, русских людей. Вообще когда хотим, тогда и вернёмся. Вернуть Украину обратно - для Путина, для России – это раз плюнуть. Но Путин демонстрирует русское великодушие. Он говорит: я не агрессивный, вы меня не трогайте, я вот никого не трогаю, сплю в своей берлоге, зачем вы тычете в меня палкой? Не мешайте, у меня тут олимпиада, чемпионат, газ, трубы. Сейчас вы меня разбудите, и будет как всегда…

Нынешняя Европа и Америка – это престарелый инвалид в коляске в сопровождении подростка. Запад не вынес никаких уроков из истории. Каждое столетие они отправляют к нам свою армию, каждый раз получают по хребту и бегут, бросив всё, сломя голову, через всю Европу до Ла-Манша, зализывать раны. А потом опять. России нечего делать просто вернуть Украину. Но Путин демонстрирует миролюбие. Не от слабости. Не потому, что Россия не может вернуть. От величия. Россия смотрит на всё происходящее рассеяно, несколько лениво: ну что, опять? Ну, зачем? Ну, взяли Украину… Хотите, может, «Казакию» возьмёте, Ростовскую область? Тогда уже вновь огребёте по полной.

Это опасная игра, затеянная американцами, сиюминутная в исторических масштабах. Всё, что они сейчас делают - ничего не меняет по большому счёту. Это всё наше, и мы всё это заберём назад когда захотим. Вот в тот момент, когда американцы достанут Путина, серьёзно, когда он разозлится, а он очень терпеливый и смиренный православный человек, как и всякий русский человек, Путин смиренно терпит издевательства над собой, плевки, обзывательства, кривляния. В него бросают огрызками, его пытаются задеть, в него кидаются бумажками, он терпит всё, вздыхает. Но когда американцы достанут Путина, тогда опять… Или это будет уже не Путин, а другой, новый русский царь, который вновь освободит Европу. Он освободит Украину, потом освободит Польшу, Чехию, Словакию, Румынию, Венгрию. Что там ещё освободить? Германию? Пожалуйста! Освободим Германию, не впервой, от американской оккупации, от натовского сапога. Францию освободить – ради Бога! Великобританию – пускай разлагается на своём острове, её никто там не трогает, живут и живут, пусть только к другим не лезут. Но то, что делают сейчас американцы, - это называется по-русски – нарываются. Сейчас они нарываются, а Путин терпит.

 

 

  

  

Shinkarchuk ИСKYССТВО.png

  

 

 



Источник: http://korovin-mgu.livejournal.com/66476.html
Категория: Политика ~ История ~ Футурология ~ Философия ~ Религия ~ "Вся мудрость мира сего" | Добавил: Импрессионист (17 Октябрь 2015) | Автор: Валерий Коровин - Valery Korovin E W
Просмотров: 478 | Теги: Valery Korovin, ЕС, Мы всё вернём назад, 我們將退還全部恢復, Американцы – нарываются, 美國人 - 跑起來, Валерий Коровин, We will refund all back, The Americans - run up | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Моя живопись Ангелы появившиеся на картинеОдесса. Галерея Татьяны Ладыженской, выставка, интервьюКарпати моi ви завжди зi мноюКвитка Цисык. Гордость украинского народаЛюдмила Сенчина - Белой акации гроздья душистые...Довженко - ЯблониКупила мама коника, а коник без ногиСвято-Успенская Почаевская ЛавраСтроенцы в моём творчествеПамяти Греку. БыкиС Моне и Ван Гогом. Маки. ПодсолнухиГоголю Великому посвящаю!Тарас Шевченко. Кобзарь1Leonard Cohen ~ Фрукты и СчастьеТайные сферы душиКрис Ри Пристанище!Крис Ри And you my loveЗвереву посвящаю!Pink Floyd. КОТЫ И БАБЛОУСТИМ КАРМАЛЮК. ДУХ СВОБОДЫ И УКРАИНСКИЙ РОБИН ГУДКарлос Сантана. Раненое СердцеСкальный монастырь. СахарнаОдесса.Шаланды полные кефалиДжо Кокер "Unchain My Heart"Нико ПиросманишвилиПараджанов. ДземброняЗагнiткiв рiднесенькияРашков. МахноЭмир КустурицаГоран БреговичТИХО ВИЛИ СОБАКИМАМАТАТОПРАВОСЛАВИЕ СВЯТОЕМАМОНОВ - КРОЛИКИМихай ВолонтирЛучано Паваротти
Copyright MyCorp © 2017